Гласъ добродѣтельнаго Финна (tzvelodubov) wrote in ijitsa_ru,
Гласъ добродѣтельнаго Финна
tzvelodubov
ijitsa_ru

А. Прок. Антонскій. Рѣчь . . .


           Рѣчь, произнесенная при возобновленіи Общества Любителей Россійской Словесности.

Бѣдствія, постигшія Москву отъ насильственнаго вторженія непріятеля, постигли съ нею и мирныя обители Музъ. Враги наши въ неистовомъ изступленіи своемъ не пощадили ни храмовъ Божіихъ, ни святилищъ Наукъ, которыми нѣкогда сами они величались. Съ прискорбіемъ долженъ я возвѣстить почтенному Обществу Любителей Россійской Словесности, что и его учебныя пріобрѣтенія, вмѣстѣ съ домомъ Императорскаго Московскаго Университета, при которомъ оно учреждено, преданы пламени рукою хищничества. — И вотъ причины, по коимъ бесѣды наши прерваны.
     Но всегда ли небо облекается грозными молніями? Всегда ли оно бываетъ покрыто мрачными тучами? Утихаютъ бури, молкнутъ громы, и торжествующее свѣтило дня является въ новомъ великолѣпіи. Утихли и бури войны. Враги наши изнемогли и изчезли, какъ прахъ, возметаемый вѣтромъ отъ лица земли. Доблественные сыны Россіи, осѣняемые кровомъ Вѣры и Мудрости, пребывъ тверды въ испытаніяхъ бѣдствій, явились во всемъ блескѣ непомрачаемой славы. Отечество наше спасено, возвеличено; и матерь градовъ Россійскихъ, Москва, подъемля изъ развалинъ главу свою, обновляется, какъ орля юность.
     Мирные поселяне! уже вы съ прежнею радостію, подъ благословеннымъ Скипетромъ Великаго Самодержца, пожинаете плоды трудовъ своихъ! Заботливые граждане! уже вы всюду безпрепятственно собираете дары природы и произведенія искуствъ, дабы безбоязненно изъ рукъ въ руки передавать избытки сокровищъ своихъ въ самыя отдаленныя страны! Знаменитые воины! уже вы почіете на лаврахъ своихъ, и Отечество, за дарованное вами ему спокойствіе, да покоитъ васъ, любезныхъ сыновъ своихъ и защитниковъ! Пастыри и Учители! уже ничто не воспящаетъ вамъ возкурять ѳиміамъ благодареній у престола Бога, Россіи благодѣющаго; ничто не воспящаетъ вамъ назидать народъ въ вѣрѣ, новыми и великими чудесами ознаменованной, утверждать его въ благочестіи, увѣнчанномъ побѣдами Христіанскими! Любимцы Музъ! уже вы въ мирѣ и тишинѣ посвящаете дни свои изысканію истины и мудрости; озаряете людей благотворнымъ свѣтомъ наукъ ; съ сладостнымъ удовольствіемъ воспѣваете Героевъ добродѣтели; въ сердечномъ восторгѣ прославляете безпримѣрнаго во Владыкахъ земныхъ — Побѣдителя и Миротворца!
     При столь великихъ событіяхъ не льзя не представить въ мысляхъ — горестныхъ и вмѣстѣ радостныхъ для насъ произшествій минувшей войны, не льзя не подивиться непріязненнымъ покушеніямъ врага Европы. Сіе воспоминаніе есть торжество наше. Изумленное потомство будетъ вопрошать, что побудило тьмочисленную орду разноплеменныхъ народовъ устремиться на Сѣверъ? Или изнѣженные Сибариты полуденныхъ странъ мечтали покорить владычеству своему мужественныхъ, храбрыхъ и сильныхъ обитателей Сѣвера? . . . Чего искали они въ побѣдахъ надъ отдаленными народами? Франція вознесена была на такую степень величія и славы, что могла не только собирать дань удивленія отъ всѣхъ Державъ, но и содѣйствовать ихъ благоденствію. И чтожъ совершила она при толикой славѣ своей? . . . Увлекаемая ненасытнымъ честолюбіемъ, восхотѣла столь давно мечтаемаго, но не сбыточнаго владычества надъ цѣлымъ свѣтомъ; и исполинской алчности ея суждено плачевнымъ примѣромъ доказать, что неограниченныя желанія людей и слишкомъ счастливыя удачи неминуемо влекутъ къ погибели.
     Вотъ жертва благодарности, принесенная Россіи отъ тѣхъ, которыхъ она всегда принимала съ простертыми объятіями, которыхъ согрѣвала она въ нѣдрахъ своихъ, и которыхъ . . . позвольте сказать, почтенные соотечественники, и о собственной нашей слабости . . . . не рѣдко предпочитала она кровнымъ чадамъ своимъ и въ удовольствіе ихъ жертвовала своимъ нарѣчіемъ, своими обычаями, древностію освященными! Вотъ дѣла народа, по видимому самаго просвѣщеннаго! Можно ли ожидать такихъ неистовствъ и отъ дикихъ Оттагитянъ? Можно ли слышатъ о такихъ опустошеніяхъ и между варварами? Такъ! мнимое просвѣщеніе не смягчаетъ жестокости сердца; и благотворенія не рѣдко награждаются неблагодарносгію. Просвѣщеніе тогда только совершенно, когда, подобно солнцу, и освѣщаетъ умъ, и согрѣваетъ сердце, и живитъ душу.
     Справедливо Мужи искусившіеся предостерегали неопытное юношество, дабы оно, вмѣстѣ съ вошедшимъ во всеобщее употребленіе языкомъ Франціи, не упоило себя развращеніемъ нравовъ и ученіемъ, исполненнымъ обольстительныхъ, но ложных мудрованій. И можно ли тамъ заимствоватъ истинный свѣтъ ученья и образецъ добрыхъ нравовъ, гдѣ нарушеніе клятвы не вмѣняется въ преступленіе , гдѣ даже водворялось пагубное безвѣріе? Справедливо, говорю, Мужи дальновидные и о благѣ отчизны попечительные прорекали, что Россія, собиравшая изчадія Галловъ подъ кровъ свой, согрѣвала въ нѣдрахъ своихъ змій ухищренныхъ. Бѣдственный опытъ оправдалъ ихъ предсказанія.
     По истиннѣ народъ сей, чрезъ многія лѣта съ толикою жестокостію опустошавшій земли разныхъ народовъ и наконецъ дерзнувшій на раззореніе пространныхъ и благословенныхъ областей Россіи, долженъ былъ изпить чашу жесточайшаго гнѣва Божія. И — о чудное въ путяхъ своихъ Провидѣніе! — рука праведной мести тяготѣла надъ главою его въ мечѣ Россійскихъ воиновъ! . . . Но человѣчество содрогалось при мысли, что, съ разрушеніемъ Царства его, истребятся вѣками снисканные, многоцѣнные памятники опытовъ и разума, истребятся изящныя произведенія Искусствъ и Наукъ, долголѣтная образованность народная. — И Великій Самодержецъ Россійскій внимаетъ гласу человѣчества, гласу Божескаго Милосердія — щадитъ Францію, въ примѣръ и наученіе всѣмъ Владыкамъ. Онъ, почтивъ прахъ великихъ Генриковъ и Людовиковъ, безсмертныхъ Фенелоновъ и Боссюэтовъ, Бюфоновъ и Расиновъ, научаетъ народы почитать добродѣтель и достоинства и въ самыхъ врагахъ своихъ; даетъ урокъ мудрымъ, что они, подобно пчелѣ, удаляющейся отъ ядовитыхъ былій, могутъ собирать всюду безбоязненно плоды всего изящнаго, всего полезнаго, избѣгая ученія ложнаго, опаснаго.
     Тщетно будемъ искать подобныхъ примѣровъ въ лѣтописяхъ міра. Тамъ видимъ имена побѣдителей, съ яростію мстящихъ врагамъ своимъ; тамъ видимъ повѣствованія битвъ кровопролитныхъ, браней ужасныхъ; землю, обагренную кровію чадъ своихъ, въ ослѣпленіи и неистовствѣ безпрерывно ее потрясавшихъ разрушительными войнами. Кому неизвѣстны имена Александра Македонскаго и Юлія Цезаря, простиравшихъ побѣды свои до обоихъ океановъ? Кому неизвѣстны Тамерланы, кои, безчеловѣчно истребляя народы, опустошали ихъ тихія жилища и по́томъ окропленныя нивы? Но потомство благословитъ имена тѣхъ токмо, кои даруютъ миръ міру и щадятъ самыхъ враговъ своихъ.
     Гдѣ же между знаменитѣйшими побѣдителями народовъ, гдѣ Царь - Герой, котораго бы можно было уподобить Великому ГОСУДАРЮ нашему? Имъ поражены враги, приводившіе всѣхъ въ ужасъ; Имъ покорено царство, насильственно распространившееся по всей просвѣщеннѣйшей части міра; Имъ безъ отмщенія оставлены ужасные грабежи и неистовства, причиненныя Россіи. Вселенная изумляется подвигу мудрости и добродѣтели небесной . . . Побѣжденные съ трепетомъ ожидали послѣдней своей рѣшительной годины, и, — о зрѣлище чудесное и восхитительное! . . . Самодержецъ Россійскій сохраняетъ царство ихъ нерушимо, законное правленіе, похищенное рукою неистоваго, возвращаетъ, и Европѣ, изнуренной долговременными бурями, даруетъ тишину вожделѣнную. Великодушный ГОСУДАРЬ показываетъ Владыкамъ земли, что самая славная побѣда надъ врагами — прощеніе имъ обидъ.
     Сіе воспоминаніе горестное и вмѣстѣ сладостное не есть ли торжество наше? Протекшая брань хотя нанесла глубокія язвы сынамъ Россіи; она же я возвысила въ очахъ всѣхъ народовъ достоинство ихъ и величіе. Они предъ цѣлымъ свѣтомъ доказали неизмѣнную вѣрность и преданность къ своему ГОСУДАРЮ, пламенную любовь къ Отечеству, сердечное благоговѣніе къ Вѣрѣ, безпримѣрное мужество въ бѣдствіяхъ и доселѣ неслыханное состраданіе къ побѣжденнымъ. Всѣ народы, послѣ ужасныхъ мятежей наслаждаясь нынѣ вожделѣннымъ миромъ, плодами благодѣтельныхъ побѣдъ ихъ, благословляютъ имя и подвиги Россіянъ и благословятъ въ позднѣйшіе вѣки.
     И какіе лестные открываются намъ виды! Продлится миръ — и возродятся новые обильные источники народнаго богатства и благоденствія; поспѣшатъ со всѣхъ сторонъ, и моремъ и землею, народы подъ благословенный Скипетръ великодушнаго и милосердаго ГОСУДАРЯ нашего. Продлится вожделѣнная тишина — и Науки и Искусства возрастутъ и процвѣтутъ, какъ кринъ сельный, доселѣ неблаговременною бурею пораженный, но внезапно жизнь воспріявшій отъ благотворнаго вліянія небеснаго. — Обильный и величественный языкъ Россійскій украсится новыми произведеніями ума и сердца, новыми твореніями изящества. Ибо кому неизвѣстно, что достоинство и красота языковъ соединены неразрывно со славою и благоденствіемъ народовъ; что съ успѣхами Наукъ въ Государствѣ, съ постепеннымъ возвышеніемъ его образованности, возвышается и величіе и слава языка ?
     И такъ послѣ столь важныхъ событій для Россіи, приступая вновь къ совершенствованію себя въ отечественной Словесности, мы несомнѣнно можемъ надѣяться, что и наши благія намѣренія увѣнчаются счастливыми успѣхами. Мы — по сердцу Рускіе, и все то наше собственное, сердцу любезное благо, что относится къ славѣ языка Россійскаго.
     Не обинуясь можемъ сказать, что мы прежде не измѣнили тѣмъ обѣтамъ, кои предположили себѣ въ пользу отечественной Словесности; мы сдѣлали все для насъ возможное. Почтенные Члены! — теперь . . . . но я не имѣю нужды убѣждать васъ — можете ли вы впредь измѣнить себѣ самимъ, собственной своей любви къ отечественному слову ? . . . .
          А. Прок. Антонскій.

[Труды общества любителей россійской словесности при Императорскомъ Московскомъ Университетѣ, ч.5, М., 1816 г.]
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 25 comments